~О ведьмах~




ВЕДЬМА ИЗ БЕРКЛИ
(Berkeley Witch)


В английском фольклоре Ведьма из Беркли — это богатая женщина, жившая во времена Нормандского завоевания в городе Беркли, в глубине Англии. Она была богата, любима, вела роскошную жизнь. Секрет ее богатства, раскрытый только на смертном одре, заключался в том, что оно было получено ею по договору с дьяволом в обмен на ее душу. По-видимому, она была названа «ведьмой» только потому, что продала душу дьяволу; это отражает некогда бытовавшее убеждение, что все ведьмы заключают подобные соглашения.

Однажды вечером, когда Ведьма из Беркли обедала, ее ручной ворон издал резкий короткий крик и упал мертвым. Женщина поняла это как знак того, что ее конец близок и что она должна до конца выполнить условия сделки, заключенной с дьяволом. Началом конца стал шквал дурных известий, в первую очередь, о смерти ее старшего сына и всей его семьи. Женщина была настолько потрясена, что слегла в постель и слабела день ото дня. Она призналась в том, что заключила соглашение с дьяволом, своему сыну-монаху и дочери-монахине. Было решено, что вырвать ее из когтей дьявола можно только одним способом: завернуть ее тело в воловью шкуру, положить его в каменный гроб, обвязанный тремя магическими цепями из железа — ибо железо отгоняет дьявола и его полчища — и поставить гроб вертикально в церкви. В течение 40 дней и 40 ночей над гробом следует читать псалмы и служить мессы. После этого, если по истечении трех дней гроб не будет взломан дьяволом, тело может быть погребено на церковном кладбище.

В первую ночь после ее смерти появились полчища демонов и разорвали одну железную цепь. На следующую ночь они появились вновь и разорвали вторую цепь. Но третью цепь не смогли одолеть никакие усилия демонов, несмотря на то что сама церковь сотрясалась до основания, а двери были сорваны с петель.

Затем появилась ужасная фигура — сам дьявол — и приказал Ведьме из Беркли следовать за ним. Изнутри гроба она отвечала, что не может, потому что связана. «Я развяжу тебя на твою великую погибель», — сказал дьявол. Он сорвал цепь, разбил гроб и схватил оживший труп ведьмы. Большими шагами он вышел наружу, где его ждал огромный черный демонический конь, покрытый шипами. Дьявол швырнул ведьму на коня, так что шипы пронзили труп насквозь. Говорят, что ее вопли можно было слышать за много миль, но она кричала напрасно:

Дьявол вскочил на коня и ускакал в ночь со своей добычей


ВЕДЬМА ИЗ КЛОНМЕЛА
(Fairy Witch ofCtonmel)



В Ирландии вера в ведьм традиционно связана с верой в фей. В фольклорных сказках ведьм смешивают с феями, они помогают друг другу. В 1894 году в Клонмеле, графство Тип-перэри, была замучена и сожжена молодая женщина по имени Брид-жит Клири. Это произошло из-за того, что ее муж поверил, будто феи похитили его жену и подменили ее ведьмой.

Подменыши — обычно болезненные дети фей, которых они подкладывают вместо человеческих детей, которых, как считается, они похищают. Однако ходит множество историй, в которых феи похищают взрослых смертных -мужчин и женщин — особенно женщин, которые становятся женами фей в их стране.


ВЕДЬМЫ ЗУГАРРАМАРДИ
(Zugarramurdi Witches)



Чтобы подстегнуть истерию против ведьм и колдовства, испанские инквизиторы устроили массовые процессы по обвинению в колдовстве в баскской деревушке Зугаррамарди с 10 июня по 8 ноября 1610 года. Хотя было много плача и крика местных жителей, а процесс был длительным. Сожгли всего шесть человек.

Зугаррамарди — город в Наварре на границе с Лабуэром, где печально известный инквизитор ПЬЕР ДЕ ЛАНКР прочесал все земли в поисках ведьм. Неподалеку от города расположена большая пещера, уходящая в глубь земли. Она возникла в результате эрозии скал, размытых водами протекающей там реки Ин-фернукеоррека, что означает «Адский поток». Пещера являлась идеальным местом встреч ведьм, во время которых они поклонялись Сатане и отправляли языческие обряды.

Верховная инквизиция назначила дона Хуана Валле Альварадо провести следствие в Зугаррамарди. Альварадо несколько месяцев собирал улики и показания, на основании чего в колдовстве подозревались около трехсот жителей, не считая детей. Свидетельства о сношениях обвиняемых с дьяволом принимались безоговорочно. Альварадо признал виновными сорок человек, арестовал их и увез в Логорно, где должен был состояться трибунал.

Согласно показаниям на суде, ведьмы Зугаррамарди образовывали иерархию. Во главе их стояли старшие колдуны и ведьмы, чуть ниже рангом — посвященные второй ступени, которые учили новичков. Посвященные первой ступени готовили ЯДЫ и произносили ЗАКЛИНАНИЯ. Ведьмы силой приводили на ШАБАШИ малолетних детей, а тех, кто был чуть постарше, заманивали лживыми обещаниями либо подарками. Промежуточную ступень занимали «послушники», готовые отречься от христианской веры, и уже отрекшиеся от нее неофиты. Все вместе они поклонялись уродливому, похожему на горгулью ДЬЯВОЛУ.

На процессе были даны детальные описания церемоний отречения. Неофита представляли дьяволу, после чего он отрекался от Бога, Пресвятой Богородицы, святых, крещения и конфирмации, родителей и крестных родителей, христианства и всех его последователей. Дьявол метил неофита, оцарапав его до крови. Затем собирал кровь в сосуд или чашу и еще раз метил неофита, нанося ему на зрачок изображение жабы.

Посвященный, как раб, склонялся перед господином или госпожой, которым дьявол заплатил серебром. Эти деньги якобы исчезали, если их не истратить за сутки. Посвященному в качестве спутника давали жабу, которую гладили господин или госпожа. После испытательного периода, когда неофит обретал полный контроль над жабой, его допускали к изготовлению ядов.


ВЕДЬМЫ ИЗ БЕРИ-СЕНТ-ЭДМУНДСА
(Bury St. Edmonds Witches)



Из множества процессов над ведьмами, проводившихся в г. Бери-Сент-Эдмундс (Саффолк, Англия) на протяжении XVII века, заслуживают особого внимания два. В 1645 году было повешено шестьдесят восемь ведьм, ставших жертвами ревностных охотников за ведьмами МЭТЬЮ ХОПКИНСА и Джона Стерна. Семнадцать лет спустя, в 1662 году, председателем на процессах, в результате которых две ведьмы были обвинены и казнены на основании ненадежных и надуманных показаний истеричных, «одержимых» детей, был Сэр Мэтью Хейл. Процессы 1662 года сильно повлияли на должностных лиц, руководивших судами над «салемскими ведьмами» в 1692 — 1693 годах, которые стали самым мрачным эпизодом в истории колдовства в Америке

Процессы Хопкинса. В 1645 году Мэтью Хопкинс, этот печально известный в Англии охотник за ведьмами, и его товарищ, суровый пуританин Джон Стерн, рыскали по сельским округам, выискивая «ведьм» и щедро оплачивая «помощь» доносчиков. Охотники за ведьмами добивались признаний любыми средствами и, согласно сохранившимся записям, обвинили в колдовстве около 124 жителей Саффолка, суд над которыми состоялся в Бери-Сент-Эдмувдсе в августе. (Возможно, под судом оказалось гораздо больше людей, чем сообщается в дошедших до нас документах.) Большая часть осужденных «призналась» в том, что одержимы бесами, заключали сделки с дьяволом, а также в плотской связи с дьяволом, что вызвало у пуританских судей особое негодование. Помимо этого, некоторым ведьмам были предъявлены обвинения в убийстве людей и домашних животных.

Жертв тщательно осмотрели в поисках дьявольской отметины, что для женщин было особенно унизительно, так как эти отметины обыкновенно искали на гениталиях. Такие знаки, сочтенные сосками, которыми ведьмы вскармливали бесов, находили в складках половых губ, а иногда за них принимали клитор. Стерн имел особое пристрастие к поиску дьявольских отметин и хвастал, что восемнадцать ведьм из Бери-Сент-Эдмундса «были раскрыты благодаря найденным на их телах соскам, которые обычно сосали бесы… А некоторые из этих ведьм сознались, что имели плотское сношение с дьяволом, одна даже сказала, что зачала от него близнецов, но, едва родившись, ужасные, длинные и уродливые, они убежали от нее».

Джон Байсак признался, что двадцатью годами раньше он был соблазнен дьяволом, который явился через окно в облике огромной рыжеватой собаки и требовал, что--бы Байсак отрекся от Бога, Христа и крещения. Байсак согласился, и дьявол своим когтем выпустил из его сердца кровь. Дьявол дал ему шесть чертят в виде улиток, которые жили, сося кровь Байсака. Каждая улитка была убийцей: Этлуорд убивал коров, Джеффри — свиней, Питер — овец, Паймен — домашнюю птицу, За-кар — лошадей, а Сидрак — христиан. Стерн объявил, что обнаружил следы улиток на теле Байсака.

Маргарет Уайард созналась, что держала семерых чертенят, в том числе мух, собак, мышей и паука. Однако у нее было всего пять сосков, так что бесам приходилось бороться друг с другом, «словно поросятам около свиньи». По словам Уайард, дьявол явился к ней семь лет назад в виде теленка и сказал, что он — ее муж. Она не хотела сожительствовать с ним (что, возможно, как-то характеризует ее брак) до тех пор, пока дьявол не.явился повторно, на этот раз в облике «красивого молодого джентльмена». Чертенята других привлеченных к суду ведьм представляли собой цыпленка по имени Нэн, двух «злобных волосатых» мышей, а также трех бесов, «похожих на цыплят».

Стерн пишет, что было казнено шестьдесят восемь ведьм; одна, которую судили в Ипсвиче, а не в Бери-Сент-Эдмундсе, по сообщениям, была сожжена. Многие, вероятно, были повешены (документы не дают точных сведений), а многие умерли в тюрьме.

По иронии судьбы, в ответ на сообщения о крайностях в деятельности охотников за ведьмами Парламент создал специальную комиссию для расследования. Тем не менее эта комиссия приняла на веру «доказательства» совершения сделок с дьяволом и существования бесов, тем, самым позволив Хопкинсу и Стерну творить произвол на протяжении еще двух лет.


ВЕДЬМЫ ИЗ МОРА
(Мота Witches)



Так же, как и истерия по поводу ведьм в Салеме в штате Массачусетс охота за ведьмами в 1669 году в Море, в центральной Швеции, продемонстрировала, как быстро человеческий страх может выйти из-под контроля. К коцу охоты за ведьмами было казнено 85 ведьм по обвинению в соблазнении около трехсот детей и в увлечении их на сатанинские шабаши. И так же, как истерия в Салеме, истерия в Море началась с детей.

Начало дела датируется 5-м июля 1668 года, когда пятнадцатилетний парень из Эльфделя Швеции обвинил семнадцатилетнюю девушку в том, что она похищала детей для Сатаны. Обвинили в этом и других. Все были признаны невиновными, кроме одной женщины семидесяти одного года.

Это признание вызвало тревогу, и король Карл XI создал комиссию, предназначенную для искупления грехов ведьм массовыми молитвами, вместо того, чтобы подвергнуть их тюремному заключению и пыткам. Тем не менее общественный страх усилился, а истории про похищенных детей и о дьявольской деятельности стали распространяться все больше.

К облегчению деревенских жителей, члены королевской комиссии прибыли в Море 12 августа 1669 года, чтобы расследовать дело. На следующий день все население (около трех тысяч человек) пришло в церковь, чтобы услышать проповедь, «рассказывающую о несчастье людей, которые сами страдают от того, что их ввел в заблуждение дьявол». Каждый молился о том, чтобы избежать кнута.

Детей, которых якобы вдохновили на участие в шабашах, собрали перед церковью и допросили одного за другим. Их рассказы совпадали: их сонными вытащили из кроватей и втянули в самые ужасные дьявольские пирушки. Некоторые из детей говорили о белом ангеле, который появился и спас их, заверив, что все, что с ними происходит, не будет продолжаться долго, хотя и допущено «из-за злобы людской». Ребята назвали семьдесят ведьм, пятнадцать из которых были также детьми. Некоторые из них были из соседнего с Эльфдейлом района. Обвиненных допросили и подвергай пыткам. Двадцать три человека из них немедленно признались.

Ведьмы говорили, что они встречались у песчаной ямы на ПЕРЕКРЕСТКАХ, где они задирали одежду себе наголову и танцевали «кругом, и кругом, и кругом». Они ходили к перекрестку и упрашивали дьявола забрать их в вымышленное место под названием «Блокула». Как пишет Макэй, дьявол «вообще-то появлялся в облике маленького старичка в сером пальто, в красных и голубых чулках с чрезвычайно длинными подвязками. Кроме того, у него была шляпа с очень высокой тульей, с лентами из разноцветного льна, обвязанными вокруг нее, и с длинной рыжей бородой, свисавшей чуть ли не до пояса».

После того, как ведьмы обещали душой и телом служить ему, дьявол приказывал им воровать детей, угрожая ведьмам побоями, если они не выполнят его требований. Они говорили, что могли входить в дома, потому что дьявол сначала вынимал стекла из окон. Они брали детей, обещая им красивую одежду и другие вещи, а потом улетали с ними вместе либо на спинах зверей, либо на мужчинах, которых они околдовывали во время сна, либо верхом на почтовых лошадях.

Они запугивали детей, чтобы те никому ничего не говорили. Те, кто проговаривался, подвергались «мучительной порке» до смерти, так об этом писал КОТТОН МАТЕР в своей книге «О ведьмовстве, чудесах невидимого мира» (1693). Судьи находили таких детей со следами кнута на теле.

Ведьмы говорили, что дьявол всю дорогу вез их на спинах лошадей, ослов, козлов и обезьян, по крышам домов в «Блокулу», в дом с воротами, выходящими в бесконечный зеленый луг. Чтобы доказать верность служения дьяволу, ведьмы резали себе пальцы, и кровью записывали собственные имена в его книге. Дьявол «крестил» ведьм и заставлял их сесть за длинный стол, чтобы они съели суп, приготовленный из капусты и бекона, хлеба и масла, молока, сыра и овсяной муки. Иногда дьявол играл на арфе или на скрипке, пока ведьмы ели. Потом они водили хоровод пред дьяволом, и ведьмы ругались и сыпали проклятьями «в высшей степени ужасно». Иногда они танцевали нагими.

Дьявол вызывал отвратительного дракона и запугивал ведьм, что, если они в чем-нибудь признаются, он напустит на них дракона. Также дьявол клялся, что убьет судей. Некоторые из ведьм говорили, что они пытались убить судей, но не смогли.

Ведьмы также говорили, что пытались убить священника из Эльф-дэйла. Одна ведьма сказала, что дьявол дал ей кузнечный молот, которым она вогнала гвоздь в голову священника, но гвоздь вошел не полностью. Примерно в это же время священник жаловался на ужасную головную боль. Судьи попросили ведьм продемонстрировать свою способность к черной магии. Те не смогли сделать этого, объяснив, что после признания они утратили свою волшебную силу. Все 70 осужденных человек были приговорены к казни. 23 взрослых, которые признались в ведьмовстве, сожгли в одном костре в Море, на следующий день в одном костре сожгли 15 детей. Оставшихся 32 человека отправили в Фалун, где позже всех их казнили


ВЕДЬМЫ ИЗ СОЛТ-ЛЕЙН
(Salt Lane Witches)



Как утверждает средневековое предание, некогда в Уорчестере на Кэстл-стрит жили две белые ВЕДЬМЫ. Белыми их называли, потому что они использовали свою МАГИЮ не для причинения кому-либо зла, но чтобы помочь выбраться телегам, которые часто застревали в грязи неподалеку от их домов. За шесть пенсов одна ведьма поглаживала и благословляла лошадь, а другая касалась колес телеги.

Однажды с ведьмами пытался сговориться возница застрявшей телеги. Вдруг он заметил на спине лошади соломинку. Он решил, что это часть колдовства, взял соломинку и разломил ее пополам. Та ведьма, что поглаживала лошадь, закричала и упала замертво, разорванная надвое. Телега вылетела из грязи, и возница сбежал. Вторая ведьма осталась в живых и позже превратила в камни отряд солдат, которые приехали в город собирать налоги. Легенда гласит, что их неподвижные фигуры стояли некогда там, где теперь проходит дорога, пересекающая Уорчестер. Местный купец пытался снять с камней заклятие, но один из камней превратился в гигантскую лошадь, которая встала на дыбы, высоко задрав копыта. Купец в страхе убежал.


ВЕДЬМЫ ОСТРОВА МЭГ
(Island Magee Witches)



Последний в Ирландии процесс над ведьмами состоялся в 1711 г., и на нем слушалось дело о таинственной смерти одной вдовы, явлениях полтергейста и необъяснимом приступе одержимости девушки-прислуги. Обвиненные не были казнены. Их участь оказалась куда более легкой — они были приговорены к тюремному заключению и публично осмеяны.

Происшествия, приведшие к судебному процессу, начались в сентябре 1710-го. Анна Хетгридж (встречается написание Хелтридж), вдова пресвитерианского пастора острова Мэг, отправилась навестить своего сына Джеймса и его жену.

Каждую ночь во время пребывания у сына ее донимали некие невидимые силы. Они швыряли камни над ее кроватью, шелестели занавесками, срывали с нее ночную рубашку и выдергивали подушку у нее из-под головы. Сильно напуганная, миссис Хэт-тридж наконец переселилась в другую комнату.

Однако деятельность таинственных сил не прекращалась, приняв несколько иные формы. 11 декабря, когда наступили сумерки и миссис Хэттридж сидела у камина, внезапно появился странный мальчик лет двенадцати и присел рядом. Лица его ей не было видно, так как оно было закрыто старой поношенной попоной, но миссис Хэттридж разглядела его черные, коротко остриженные волосы и грязную, рваную одежду. Он не ответил на ее вопросы о том, кто он, откуда пришел, и стал «лихо и ловко» отплясывать на кухне. Затем он выбежал из дома и забежал в коровник. Слуги попытались поймать его, но мальчик исчез так же внезапно, как и появился.

С тех пор призрак не появлялся до 11 февраля 1711 года, когда он неожиданно утащил сборник проповедей, который часто почитывала миссис Хэттридж. На следующий день мальчик появился рядом с домом, просунул руки через оконное стекло и показал книжку одной из служанок. Он заявил, что миссис Хэттридж никогда не получит книгу назад и что дьявол показал ему, как надо читать. Маргарет Спир (так звали служанку) воскликнула: «Господи, благослови меня!», но мальчик только рассмеялся. В руках у него появилась шпага, и он стал грозиться убить всех обитателей дома. Он сказал, что никто не сможет помешать ему войти, потому что дьявол способен сделать его сколь угодно большим или маленьким и вообще превратить в любое существо, какое он только пожелает. Затем мальчик бросил камень в окно. Выглянув наружу, испуганная девушка увидела, что он поймал индюка и убегает с ним в лес. Правда, птице удалось высвободиться из его рук.

Затем девушка увидела, как Мальчик начал копать шпагой землю. Он заявил, что «роет могилу для трупа, который очень скоро появится в этом доме». После этого он поднялся в воздух и улетел.

Потом все было спокойно до 15 февраля. В этот день одежда миссис Хэттридж начала передвигаться по комнате, а затем оказалась лежащей на кровати, приняв форму трупа. К этому времени по городу расползлись слухи о сверхъестественных явлениях, и люди стали заходить в дом, чтобы разузнать, в чем дело. Среди них был и новый пресвитерианский пастор. Но никто не смог помочь. Однажды ночью миссис Хэттридж разбудила сильная боль в спине, как будто туда ей вонзили нож. Боль нарастала, состояние миссис Хэттридж все ухудшалось, и 22 февраля она умерла. В последние дни до смерти ее одежда продолжала загадочным образом путешествовать по дому. Среди горожан шли пересуды о том, что смерть миссис Хэттридж явилась результатом колдовства.

27 февраля, чтобы поддержать молодую миссис Хэттридж, приехала служанка по имени Мэри Дунбер. В первую же ночь на Дунбер стали сыпаться несчастья необъяснимого происхождения. Ее одежда оказалась разбросанной, а один из ее фартуков -~ завязанным пятью узлами. Она развязала их, после чего нашла фланелевый чепец покойной миссис Хэттридж. На следующий день у нее внезапно начались сильнейшие болевые схватки в бедре, появились припадки и бред.

Дунбер заявила, что некие женщины колдовали против нее. Во время двух припадков она описала их и назвала имена: ДженетЛистон, Элизабет Селлер, Кэт Мак-Калмонд, Дженет Карсон, Дженет Мин, Дже-нетЛетимер и «миссис Энн». Названные женщины были арестованы и преданы суду. Когда кто-то из них оказывался около Дунбер, о чем она обычно не знала, у последней случался припадок, появлялись слуховые и зрительные галлюцинации, в которых она видела своих мучителей, ее начинало рвать огромным количеством перьев, ваты, пряжи, булавок и пуговиц. Она постоянно заводила разговор с мерещившимися ей ведьмами и так неистово билась и металась, что только трое сильных мужчин были в состоянии ее удержать. По показаниям викария из Белфаста, д-ра Тисдэлла, во время припадков у нее язык часто проваливался в гортань, так что казалось, что она сейчас задохнется, а корень языка, наоборот, вылезал в рот.

Дунбер заявила, что ее мучительницы не разрешали ей покидать свою комнату. Как только она собиралась на какое-то время выйти из комнаты, с ней случался припадок. Один свидетель показал, что видел, как на, ее запястье таинственным образом появился сплетенный из пряжи браслет. Дунбер сказала также, что ее мучительницы внушали ей, что на суде она не сможет дать показания против них. Действительно, во время процесса она потеряла дар речи и сидела бесчувственно и неподвижно, как будто в трансе; Позднее она заявила, что в течение всего процесса находилась во власти троих из обвиняемых.

Согласно описанию процесса в «Истории Каррикфергуса», написанной Мак Скимином, «было также установлено, что в доме слышались скребущие звуки и свист, а в комнатах ощущался запах, [подобный запаху] сероводорода, что по дому разбрасывались камни, торф и тому подобное, что покрывала часто сами поднимались с кроватей и принимали форму трупов, а привидение, одетое в ночную сорочку, однажды вышло из комнаты и прошло на кухню!» Ни у одной из подсудимых не было адвоката, и все они отрицали, что применяли КОЛДОВСТВО, а «одна из них, самой неприглядной наружности и поэтому особо подозрительная, призывала Бога в свидетели того, что ее оклеветали». «Согласно протоколу суда, расследование внесло ясность в их личности, о некоторых были получены неблагоприятные отзывы, причиной чему послужили, казалось бы, не столько реальные факты, сколько их [собственный] неприглядный внешний вид. Из показаний, дававшихся под присягой, было установлено, что большинство из них получило причастие, некоторые довольно поздно, часть из них были трудолюбивыми работящими женщинами, о которых было известно, что они вместе со своими семьями посещают церковь — как на публичных службах, так и в частном порядке; почти все могли прочесть „Отче наш...“ Все были пресвитерианками». Процесс продлился недолго — с 6 часов утра до 2 часов дня. По мнению судьи Аптона, улик для обвинения было недостаточно. У него не было сомнений в том, что недуг мисс Дунбер имел «сверхъестественную и дьявольскую природу», но, если подсудимые и вправду были ведьмами и состояли в сговоре с дьяволом, «едва ли можно было бы ожидать, что они стали бы так прилежно посещать службы, как публичные, так и частные». Он убеждал суд присяжных, что вердикт виновности не может быть вынесен единственно на основании видений больного человека. Однако присяжные придерживались другого мнения и вынесли приговор «виновны» для всех подсудимых. Подсудимые были приговорены годному году тюрьмы и к позорному столбу. К позорному столбу они вставали четырежды за время своего заключения, и там их забрасывали яйцами и капустными кочерыжками одна из женщин в результате лишилась глаза.



Обсудить у себя 0
Комментарии (4)
тоже текст не видно
уже видно.
а вообще интересно всё-таки ведьмы бывают хорошие?
Ну конечно бывают…
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

~Клуб Ведьм и Ведьмаков~
Участников: 136


И равнодушная рука
Коснулась пламенного тела.
Не тяжела, и не легка…
Как! Ты не этого хотела?!
Тогда зачем в глухую ночь
Тайком спешила к чародею?
Он обещал тебе помочь
Любовь украсть? А счастье, с нею?
Горела толстая свеча,
Струился тусклый дым курений…
Колдун, невнятно бормоча
Мял теплый воск, макая в семя.
Он долго смачно колдовал
Бубнил, курил, гасил окурки.
Потом под нос тебе совал
Две беззащитные фигурки.
Впивалась тонкая игла,
Врезалась нить, вплетая вето,
Ножом граница пролегла…
Им, верно, больно было это.
Любовь убита!… А душа?
И радость, та, что ты хотела?
Что, жизнь не стоит ни гроша
Когда душа покинет тело?
Да, ты любовь его украла
Да, он пришел. Теперь он — твой.
… Скажи, когда ж ты осознала
Что труп живой перед тобой?
Ну, что же смотришь ты печально?
Решила все вернуть назад
Когда ты встретила случайно
Его погасший мертвый взгляд?
Нельзя назад. Про то забудь.
Как?! Ты не этого хотела?
Хотела ты любовь вернуть?
А получила только тело .




Я у костра согрею руки,
Круг черно-белый начерчу,
И все сомнения разлуки
В траву ночную прошепчу.
И не боясь нечистой силы,
С неё потребую ответ,
А буду ли тебе я милой,
И если буду сколько лет?
И как мне быть, и что мне делать,
Слова, какие говорить,
Какой рукой над чашей белой
Какие знаки выводить.
Я атеизм оставлю дома,
И логики забуду путь,
Я обмануть себя готова,
Да ты не хочешь обмануть




Полнолуньем, ведьминой порой,
Ворожбою дышит воздух ночи,
В тихий сад – окно скорей открой,
Что-то мне чудесное пророчит –

Женщина – властительница дум,
Образа волшебного основа,
Та, что я в бреду порой зову,
И хочу увидеть её снова.

Женщина – волшебница, колдунья,
Храма магии – владычица и жрица,
Озорница, милая шалунья,
Ночи полнолуния – царица.

Ей открыты вечности врата –
Времени, от прошлого до завтра,
Ей подвластны – тайна и мечта,
Её путь – «per aspera ad astra»